Проблемы изучения языков в наследии Я.А. Коменского

Коменский Ян Амос родился в семье члена протестантской общины Чешских братьев.

В 12 лет на него обрушилось первое большое несчастье: эпидемия унесла его отца, мать и двух братьев.

С 29 лет для Коменского наступает полный трагизма период жизни. Началась 30-летняя война, и Чехия потеряла самостоятельность. Его жизнь как активного протестанта оказалась в опасности. Это несчастье усугубилось и тем, что в 1621 г., когда войска католической лиги ворвались в город Фульнек, где жил Коменский, и предали его огню, сгорел дом Коменского. Жертвой огня оказались его богатая библиотека и рукописи. За этим последовал новый удар: занесенная испанскими войсками чума в 1622 г. унесла жизнь его жены и обоих детей. Однако даже душевная травма, вызванная этим тяжелым горем, не смогла сломить его волю.

komensky

В методическом наследии Коменского особое место занимают его взгляды на обучение иностранным языкам. Мысли о значении языка в жизни людей, об обучении присутствуют почти во всех сочинениях ученого. А ряд трудов специально посвящен проблеме языка. Это, прежде всего, «Панглоттия» (всеобщая культура языка).

Он написал знаменитый учебник «Открытая дверь языков», который впервые был напечатан на латинском языке в 1631 г. и в дальнейшем прославил автора во всем мире. Эта маленькая энциклопедия на латинском языке произвела переворот в системе преподавания важнейшего по тем временам предмета. В учебнике отвергнут догматико-грамматический путь изучения языка, который на протяжении столетий приносил страдания и мучения миллионам детей. Вместо сухих, непонятных и непреодолимых грамматико-синтаксических правил в «Открытой двери языков» представлены 100 маленьких рассказов из различных областей знания, которые не только изменили направление схоластических учебников того времени, но и сделали более эффективным и плодотворным изучение самого латинского языка, являвшегося официальным языком в государственном управлении, науке и школе. «Открытая дверь языков» поистине представляла практическую иллюстрацию основных положений дидактики Коменского, подтверждала правильность этих положений, в чем и сам Коменский видел одно из назначений книги. Красноречивым подтверждением блестящей победы «Открытой двери языков», и, следовательно, дидактики Коменского, является то, что история не знает другого случая, когда какой-либо учебник получил бы такое широкое распространение. Эта книга была переведена почти на все европейские и на некоторые восточные языки. Несмотря на такой успех, Коменский все же не был доволен книгой и считал ее трудной для начинающих. Поэтому в 1633 г. он дополнительно составил «Преддверие к открытой двери к языкам» в качестве учебника латинского языка для начинающих.

Я. А. Коменский считал, что изучать множество языков бесполезно, так как отнимается время для изучения окружающего мира, а изучить все языки невозможно.

В истории педагогической мысли с далеких времен и до сегодняшнего дня неоднозначны взгляды на порядок изучения языков. Например, один из предшественников Я. А. Коменского М. Ф. Квинтилиан советовал начинать обучение ребенка с иностранного языка, так как свой язык будет усваиваться в процессе бытового общения; затем он предлагал переходить к родному языку и изучать оба языка параллельно. У Я. А. Коменского не было никакого сомнения по этому вопросу. Он решительно стоял за первоочередное изучение родного языка. Изучение иностранных языков должно строиться при непременной опоре на родной язык. Поэтому и изучать его следует, возможно, полнее и основательнее.

Вот некоторые наиболее важные идеи изучения «чужих» языков, которые предлагал Я. А. Коменский:

«Изучение языков должно идти параллельно с изучением вещей, особенно в молодости…», т. е. Коменский требует, чтобы изучение слова или понятия было связано с предметом, действительностью. В обучении «надлежит всегда соединять три следующих элемента: вещи, ум и язык, и притом таким образом, чтобы предшествовало чувственное восприятие вещей, затем следовало указание относительно правильного их понимания, наконец, чтобы присоединялось название». Это прекрасно реализовано в его всемирно известном учебнике «Мир чувственных вещей в картинках», опубликованном в 1658 году. В этой книге преодолены те методические сложности и трудности, которые, по мнению Коменского, были характерны для «Открытой двери языков». Этот иллюстрированный учебник важен не только в том отношении, что он облегчал изучение латинского языка; главное состоит в том, что изучение языка по нему было связано с вещами, что в нем впервые был последовательно реализован принцип наглядности. «Мир в картинках» издается во многих странах как книга, имеющая большое научно-педагогическое и методическое значение. Имеется большое количество дополнений, исправлений, подражаний, среди которых есть параллельные тексты статей на трех, четырех и пяти языках.

«Мир в картинках», с одной стороны, своеобразная энциклопедия, дающая основные и необходимые сведения о человеке и окружающем его мире. С другой стороны, учебник служит для изучения родного и латинского языков. О многообразии «вещного» содержания книги дают представление названия некоторых из ее 150 статей: «Бог», «Вода», «Земля», «Металлы», «Овощи», «Скот», «Человек», «Земледелие», «Плотник», «Живопись», «Плавание», «Машины», «Типография», «Книга», «Суд», «Земной шар», «Человечность», «Философия», «Медицина», «Воин», «Государство и страна», «Христианство». К каждой статье дается рисунок, на котором цифрами помечены отдельные ее части и детали. В текстах на родном и латинском языках в скобках после слов указываются соответствующие им номера частей и деталей. В методическом предисловии рекомендуется не ограничиваться рассмотрением только рисунков, но и показывать реальные предметы. Тайны быстрых и надежных успехов заложены в собственной деятельности, так как искусными мы становимся благодаря практике, утверждал ученый.

Главный порок обучения иностранным языкам Я. А. Коменский видел в разрыве между изучением грамматики и языковой практикой. В результате обучавшиеся иностранному языку пятнадцать и даже двадцать лет могут произнести лишь «кое-что». А между тем повара на кухне, мастеровые, служители при обозе усваивают чужой язык, а то даже два или три. Какой вывод следует из этого? Усилить языковую практику (разговор, переводы, чтение, письмо и т. д.). Акценты на усиление практики, имеющие целью преодолеть формализм, схоластику, низкую результативность в обучении, не означают недооценку теории. Должно соблюдаться единство трех субстанций — «ума, языка и руки». Правила, законы, теоретические выводы должны быть краткими, понятными, правдивыми, не отягощенными исключениями. «Правила должны быть грамматическими, а не философскими», т. е. без дробного выявления причин и связей, происхождения слов, фраз, сочетаний и т. д.

Он считает также необходимым, чтобы язык развивали постоянными упражнениями. В произведении «Великая дидактика» приводится вариант коллективных упражнений при переводе с одного языка на другой: когда все сделают перевод, одному ученику предлагается вызвать кого-нибудь на соревнование; по прочтении вслух перевода противник должен указать на ошибки; затем критикуют другие; названный противник представляет на оценку свой перевод; при необходимости учитель делает указания, а все учащиеся вносят коррективы в свои переводы. Таким же образом проделывается работа со следующими парами учеников. Упражнения следует постоянно усложнять, продолжать до полного выполнения поставленной задачи. Это требование согласуется с его принципами последовательности и посильности обучения.

Особенно важной и актуальной до наших дней является оценка Коменским места и роли грамматики в общей системе изучения языка. Коменский резко критиковал веками царившую в то время практику, когда изучение грамматики превращалось в самоцель и зазубривание грамматических категорий не только не способствовало овладению языком и развитию правильной речи, а, наоборот, формалистически-схоластическое изучение грамматики значительно тормозило развитие речи и мышления. Коменский категорически требовал, чтобы образцовые произведения и умело подготовленные словари обеспечивали надежный материал языка. Он нисколько не отрицал огромного значения грамматики в изучении языка, а, наоборот, боролся против формалистического изучения грамматики и требовал, чтобы преподавание грамматики было подчинено задаче изучения живого языка, речи.
Я. А. Коменский считает серьезным недостатком, когда правила изучаемого языка даются на том же «чужом» языке. Он указывает, что неправильно давать учащимся переводные словари с латинского на родной язык. Должно быть наоборот. Все приведенные здесь факты ясно говорят о том, что успешное обучение и сознательный педагогический процесс, по мнению Коменского, требуют в первую очередь знания родного языка.

В обучении языкам важно применять драматизацию. Стремясь пробудить интерес к занятиям, Коменский широко использовал инсценирование, театральные постановки и на отдельных уроках, и на обобщающе-повторительных этапах.

Как мы видим, Коменский подходит к вопросу о методике обучения языку, опираясь на свое общедидактическое учение. В первую очередь этим объясняются прогрессивность и жизненность методического наследия Коменского. Без преувеличения можно сказать, что в учении Коменского весьма правильно решена проблема взаимообусловленности дидактики (как теории об общих принципах обучения) и методики (как теории преподавания отдельных дисциплин).

Ян Амос Коменский много размышлял о преодолении языковых барьеров между народами и предлагал план введения моноглоттии, единого мирового языка: простого, понятного, совершенного. Он разработал принципы его создания на основе существующих языков. Как известно, попытки выработать новый международный язык делались неоднократно, а возможности широкого использования искусственного языка, например эсперанто, подвергаются большому сомнению. Однако его подходы представляют интерес не только для обретения единого языка, но и для более глубокого понимания закономерностей развития и функционирования языков.















Интересные материалы по теме:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *