Генрих Гейне. Страдать Германией

Генрих Гейне… Мало найдется в литературе имен, которые вызывают столь противоречивые ассоциации, как это. Оценка творчества Гейне простирается от высочайших похвал до полного отрицания. То же самое и в отношении его личности. Несмотря на то, что его значение как поэта, как родоначальника притязательного, глубокого и острого журнализма в наши дни повсеместно признано, споры о нем не утихали до сих пор. Далеко не каждому, кто имеет отношение к литературе, импонируют его поэтические „переломы», ирония, которая проглядывает почти после каждого серьезного оборота, типично гейневская мелодика. Гейне никогда не влекло „возвышенное», и если оно у него встречается, то в сочетании с „низким». Он был поэт, который черпал вдохновение в буднях, который не признавал окончательных ценностей. И как раз это делает его творчество для многих столь замечательным.

Генрих Гейне

Знаменательна уже сама биография Гейне. Родился в 1797 году в Дюссельдорфе, на Рейне, в семье торговца сукном, еврея. Поначалу пытался стать коммерсантом одного гамбургского банкирского дома, владельцем которого был его дядя — Соломон Гейне. Последний основал для племянника комиссионное дело, но неодаренному в коммерции Генриху не удалось утвердиться. Тогда дядя в течение трех лет финансировал его учебу в университете. Гейне учился на юридическом факультете Боннского, Гёттингенского и Берлинского университетов, продлив занятия еще на два года. Поскольку у него не было аттестата зрелости, ему пришлось сдавать вступительные экзамены. Выдержал он их с большим трудом. Профессора-экзаменаторы, похоже, угадали в нем гения, ибо, отметив, что он почти не знаком с греческим, латынью и математикой и, по крайней мере, „не без некоторых познаний» по истории, пришли в выводу, что его работа по немецкому языку „хотя и написана в диковинной манере, но доказывает хорошие устремления». Здесь же впервые упоминается его „весьма значительная склонность к сатире».

Читайте также топик на немецком языке с переводом Erich Maria Remarque — Эрих Мария Ремарк

Из Берлина Гейне писал письма, свидетельствующие о его таланте наблюдателя и превосходного стилиста. В Берлине он посещал салон Рахель Фарнхаген — „умнейшей женщины Вселенной», как он ее называл. Генриха Гейне и Рахель Фарнхаген связывала тесная дружба, родство душ. Здесь, в ее салоне, он вошел в круг интеллектуальной элиты. Шел 1821 год. Свои первые стихи юный Гейне послал глубоко почитаемому Гёте.

„У нас больше нет сил…» — пишет еврей Гейне о своей религии. В период острых антисемитских реминисценций он, однако, вступает в „Союз культуры и наук еврейства». Но уверовать ему не удается. Сам довольно-таки резко критикуя еврейство и евреев, он ни на секунду не допускал жестоко-тупой борьбы с ними „германской черни». Сам он боролся с их слабостями и одновременно за них. Заступничество за евреев было частью его социальных проявлений.

Читайте также топик на немецком языке с переводом Karl May – Карл Май

Тем не менее, незадолго до защиты диссертации по юриспруденции, в 1825 году, Гейне принимает христианскую веру. Но не из убеждения. Если он не смог уверовать в религию отцов, то в новой религии он даже не пытался этого делать. Впоследствии он так и не воспользовался положением, которое давало крещеному христианское общество, но заранее он этого предполагать не мог.

Ему было 28 лет, и он уже несколько раз пытался начать заново, однако ни одна из этих попыток не увенчалась успехом: защита докторской диссертации в Берлине, открытие собственной адвокатской практики в Гамбурге… В Мюнхене он чуть было не стал профессором, но опять же все сорвалось. Карл Август Фарнхаген фон Энзе, муж Рахели, писал Генриху Гейне: „Вы, что же, считаете, что деловым человеком, гражданином, состоящим на службе, становятся в один присест, как становятся поэтом?» Гейне стал поэтом. На все остальное у него не хватало усидчивости. В 1827-28 годах он несколько месяцев работал редактором альманаха „Нойе альгемайне политише аннален», но и здесь отлынивал от ежедневной службы. В качестве поэта Гейне впервые заявил о себе в 1822 году, опубликовав томик стихов. Первый успех пришел к нему с „Путевыми картинками», вышедшими несколькими частями. Они содержали романсы, письма из Берлина, путевые заметки путешествия по Гарцу, цикл стихов под названием „Северное море».

На Северном море, на острове Гельголанд, его в 1830 году настигла весть об июльской революции в Париже. О ней сообщали газеты. Эти „солнечные лучи, завернутые в типографскую бумагу“, окрылили Гейне, пробудили в нем, уже полностью ушедшем в созерцание природы, новый стимул к борьбе за свободу и справедливость. Но, возвратившись в конце лета в Гамбург, он обнаруживает реальность, которая ни в коей мере не отвечает его энтузиазму. Что в Гамбурге произошло? Одним сентябрьским вечером всех евреев выставили из публичных кафе и ресторанов. На другой день гамбургжцы устроили охоту на евреев на улицах города, громили их дома, били окна. Гейне переживал свою внутреннюю борьбу за Германию. Он любил и ненавидел ее. И когда он, приняв решение не в ее пользу, в 1831 году уезжает в Париж, в духовном багаже этого антипатриота и злого критика глубоко запрятана нежность к Германии.

Читайте также топик на немецком языке с переводом Alexander Puschkin — Александр Пушкин

В Париже Гейне зарабатывал на жизнь, работая корреспондентом газеты „Альгемайне цайтунг“, бывшей в ту пору самой влиятельной немецкой газетой. Писал он и для французских журналов. Французский художник, писатель и искусствовед Теофиль Готье описывает Гейне как красивого, русоволосого мужчину: „Я частенько видался с Гейне в его лучшую пору. Он был, как бог, хорош собой, как дьявол, язвителен и при всем при том добродушен, что бы там ни говорили…» Гейне написал самый занимательный парижский „Бедекер». Он наслаждался городской, свободной жизнью. Ходил в оперу, в музеи, увлекался молоденькими женщинами. Но при всем космополитизме он отдавал себе отчет, что живет „в круговороте событий, волнений дня, пенящейся революции».

Он вскоре после переезда в Париж познакомился со своей будущей женой. Крещенс, имя, „от которого глотке все время было больно», он превращает в Матильду. Он любил эту девушку, любил ее „незнание», ведь когда он с ней познакомился, она не умела ни читать, ни писать. Прожив вместе долгие годы, они в 1841 году поженились. Гейне во множестве стихов воспевает ее, свою любовь к ней, позднее и супружескую жизнь. Конечно же, не без иронии.

В Германии Генрих Гейне побывал всего два раза. Первый раз в 1843 году, спустя много лет после переезда в Париж, а второй — в 1844 году. Да и что могло привлекать его в стране, где в 1835 году запретили его книги? В первой поездке он встретился с Карлом Марксом. Свои впечатления от путешествия он опубликовал в форме сатирического цикла „Германия. Зимняя сказка». В безупречной стихотворной форме он критикует недостатки немецкой жизни. Находят отражение, хотя и в опосредствованной, преломленной манере, и марксовы идеи. Тем не менее, это произведение не страдает тенденциозностью. Его лиричность и эмоциональность держат в узде его политичность.

На последние восемь лет жизни поэта наложила отпечаток ужасная болезнь. Эти годы он провел в койке — в „гробнице из матрасов», как он это называл. Паралич, вызванный заболеванием спинного мозга, не позволял Гейне покидать квартиру. Чтобы что-то видеть, ему приходилось пальцами приподнимать веко. Позднее и это стало почти невозможным. Жена ухаживала за ним без излишней сентиментальности, выезжала, привнося в комнату больного жизнь. Его посещали много людей, которые в последние годы жизни поэта уходили от него до глубины души потрясенные его болезнью. О нем писали: „…Он полностью сохранил духовную энергию, но его вида, еще более курьезного из-за седеющей бороды, достаточно, чтобы ввергнуть в уныние всякого, кто его видит. Возникает до предела фатальное впечатление, когда видишь, как кусок за куском умирает такой замечательный человек». Несмотря на столь ужасное, безысходное положение Генрих Гейне не утратил ни остроумия и ироничности, ни творческой силы. И когда его одолевали „плаксивость и вздохи», они его так пугали, что он тут же старался побороть их, причем, зачастую самоиронией: „Доктор, Вы знаете нервы в целом, но мои имеют особо жалкую природу, так что я уверен, что они получили бы на выставке большую золотую медаль за тоску и горе». Ирония слышится и в его стихах позднего периода Они трогательны и легки, берут за сердце и заставляют улыбнуться.

Читайте также топик на немецком языке с переводом Лев Толстой — Lew Tolstoi

В год кончины (Генрих Гейне умер 17 февраля 1856 года) жизнь поэта еще раз осветилась солнечным лучом. Гейне влюбился и ему отвечали взаимностью. Свою юную избранницу, Элизу Кринитц, он называл „Мушкой». „Последний цветок своей сентиментальной осени» он любил со „смертельно больною глубочайшей нежностью». В посвященных ей последних стихах он с веселой насмешкой описывает „род оздоровляющей любви», при которой возлюбленная вместо оплодотворяющей жизни получает лишь стих.

„Как же он владеет немецким!» — пишет Фридрих Ницше в „Се человек» (1888 г.). И продолжает в гейневской манере: „Когда-нибудь будут говорить, что Гейне и я были самыми первыми артистами немецкого языка — в неподдающейся подсчету отдаленности от всего, что делает с ним простой немец».















Интересные материалы по теме:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *